Операция Зебра

перевод главы

The Zebra Mission

из книги Р. Ханиката

PERSHING
A History of the Medium Tank T20 Series

переводчик - Вадим Нинов
поерация Зебра. танк Першинг
Танк Т26Е3 номер 55- так выглядели ранние Першинги. Именно этот танк испытывался на Абердинском полигоне.

Операция Зебра сталаь первым боевым применением танков Перинг

Чтобы проследить полную историю боевого пути Першинга, необходимо вернутся в Соединённые Штаты осенью 1944 года. Производство Т26Е3 только что началось на Фишер Танк Арсенал [Fisher Tank Arsenal] и Генерал-майор Барнс [Barnes], глава отдела Исследований и Развития Артиллерийского Департамента [Ordnance Department Research and Development] был убеждён, что эти машины были остро необходимы на Европейском ТВД. Он предложил из первых выпущенных 40 машин 20 отправить прямо в Европу и в то же время остальные 20 - в Форт Нокс для испытаний Танковыми Войсками. AGF [Сухопутные Силы Армии] воспротивились этому предложению, утверждая, что поставка в Европу должна быть отложена до тех пор, пока Танковые Войска ни испытают и ни одобрят танки. Будучи убеждённым, что на такие задержки нет времени, генерал Барнс пригрозил в случае необходимости довести свои аргументы до генерала Маршалла. Заместитель начальника Штаба, G4 согласился с его доводами и 20 Т26Е3 отправили в январе 1945 года в Антверпен, Бельгия.

Чтобы способствовать быстрому внедрению Першинга как и ряда других новых образцов оружия, генерал Барнс возглавил техническую миссию в Европе. Эта миссия с кодовым названием Зебра, прибыла в Париж 9 февраля 1945. Кроме генерала Барнса, в группу входили: полковник Джозеф Колби [Joseph Colby] и капитан Элмер Грей [Elmer Gray], из Tank Automotiv Command, полковник Джордж Дин [George Dean] из Отдела новых разработок Сухопутных Войск Армии [Army Ground Forces New Developments Division], капитан Гиффорд Гриффин [Gifford Griffin] с Абердинского полигона и два гражданских. Последними были В.А. (Билл) Шоу [W. A. (Bill) Shaw], представитель Fisher Tank Arsenal, который занимался Т26Е3 с момента возникновения самой его идеи и Л.Р (Слим) Прайс [L. R. (Slim) Price] из Абердинского полигона – эксперт по 90мм пушке, установленной на Першинге. После встречи с генералом Эйзенхауэром было решено отправить 20 танков в бой как можно скорее и они все были приписаны к 12-й Группе Армий, в которой генерал Бредли направил их в 1-ю Армию поделив пополам между 3-й и 9-й Танковыми Дивизиями.

После согласований с генералом Барнсом и полковником Колби, капитану Грею сказали, что он владеет мячом и должен с ним добежать. С этими инструкциям Грей и его команда 11 февраля 1945 отправились в Антверпен. Капитану Гриффину приказали сопровождать танки при транспортировке по морю, снабдив его чётким приказом, что все ящики и оборудование нужно разгрузить в порту, но ничего не давать Транспортному Корпусу [Transportation Corps] для перевозки. Когда Грей прибыл в Антверпен, то сбылись его худшие опасения. Капитан Гриффин не влиял на ситуацию из-за своего невысокого звания, поэтому всё, что находилось в ящиках, погрузили в 15 грузовиков, пообещав, что они будут двигаться единым авто-поездом. Однако, в силу привычки, машины быстро растянулись, так, что офицеру отвечавшему за транспортировку пришлось собирать их вместе. После 2 недель тяжёлой работы этот офицер сумел собрать вместе все 15 машин и сопроводить их на склад.

В то время Антверпен подвергался яростной бомбардировке немецкими «жужжащими бомбами» Фау-1. Чтобы избежать возможных потерь танки и оборудование погрузили на модифицированные танковые транспортёры М25 и перевезли в Брюссель. У этих транспортёров, трейлеры были усилены так, чтобы выдержать 45-тонный Першинг, а над задними колёсами добавили рампы, для погрузки более широких танков. Капитан Грей получил указание встретить генерала Барнса в Брюсселе, а полковник Колби - в штаб-квартире Игл в городе Намюр, Франция. Это была штаб-квартира 12-ой Группы Армий генерала Омара Бредли. Грей прибыл на встречу, однако ему пришлось отправиться в штаб-квартиру 1-ой Армии в Спа [Spa], где Барнс и Колби совещались с генералом Ходжесом [Hodges]. Когда Грей прибыл, то получил приказ от полковника Колби выдвигать танки прямо в немецкий город Аахен, где 559-я тяжёлая ремонтная танковая рота [Heavy Maintenance Tank Company] должна была подготовить их к бою. По возвращению в Брюссель транспортёры были проверены и подготовлены к долгому маршу. Одно из наименее ортодоксальных приготовлений капитана Грея заключалось в снятии решёток с моторного отделения, чтобы достичь максимальной мощности для быстрого перехода. На приготовления и обеспечение проезда по дорогам через британский сектор ушёл день. Некоторое недоразумение было связано с задержкой и Военная Полиция пыталась остановить конвой, когда он выдвигался субботним утром 17 февраля. Подробности конфликта покрыты туманом, однако возникший переполох дошёл до того, что военным полицейским во главе с майором пригрозили, что их переедут гружёными танковыми транспортёрами. Кто бы ни был прав, а конвой прибыл к своему месту назначения в 17.00 того же дня, как отметил Грей в своём донесении – «без несчастных случаев и происшествий». Постоянно шёл дождь и было очень холодно, но, не смотря на плохую погоду люди из 599-го начали готовить танки к бою.

Генерал Барнс и полковник Колби удачно выбрали капитана Грея для этого проекта. Успех быстрого выдвижения из Антверпена в Аахен и многих других последующих операций были достигнуты во многом благодаря его усилиям. Его умения быстрее всех делать работу были доказаны в более ранней операции по доставке тяжёлых артиллерийских снарядов летом 1944. Хотя Элмер Грей настаивает, что он действовал по официальным каналам, по его же собственному признанию после его прохождения эти каналы становились несколько шире и глубже.

Когда в Аахен прибыли экипажи десяти танков направленные из 3-ей Танковой Дивизии, то организовали курсы для их обучения. Капитан Прайс инструктировал группу по простейшей механике и компонентам машины, а капитан Гриффин объяснял управление. Слим Прайс вёл уроки по вооружению перед командирами, наводчиками и заряжающими.

К 20 февраля экипажи из 3-ей Танковой Дивизии закончил обучение, а их танки прошли проверку механики. Однако орудия пока ещё не были пристреляны и не прошли огневых испытаний. Слим Прайс выбрал расстояние для стрельб и был наставником у танкистов. Каждый танковый экипаж сделал 28 выстрелов для основательного знакомства с вооружением. Тем временем прибывали экипажи из 9-ой Танковой Дивизии за оставшимися десятью танками. Они прошли такое же обучение, пока их машины приводись в боевую готовность. Дополнительно открыли курсы и для ремонтных батальонов в 3-й и 9-й Танковых Дивизиях.

ОПЕРАЦИЯ ЗЕБРА
Распределение 20 танков T26E3
3-я Танковая Дивизия
32-й Танковый Полк 33-й Танковый Полк
Серийный № Регистрационный № Рота Серийный № Регистрационный № Рота
26 30119836 E 24 30119834 D
31 30119841 H 25 30119835 H
33 30119843 G 37 30119847 I
34 30119844 I 38 30119848 F
36 30119846 D 40 30119850 E
9-я Танковая Дивизия
14-й Танковый Батальон 19-й Танковый Батальон
22 30119832 A 23 30119833 C
27 30119837 A 29 30119839 B
28 30119838 A 30 30119840 A
35 30119845 A 32 30119842 B
39 30119849 A 41 30119851 C

Во всех своих наставлениях к 90мм пушке Слим Прайс акцентировал важность на правильной пристрелке пушки. Орудие было чрезвычайно метким, однако это преимущество могло быть легко утрачено небрежной пристрелкой или сведено к минимуму люфтом в механизме горизонтального и вертикального наведения. Прайс проверил первые 20 танков после того, как их пристреляли экипажи и обнаружил, что только один соответствовал его стандартам. После корректировки других 19 танков он продемонстрировал меткость, но которую была способна 90-милиметровка. Его метод, передаваемый ученикам, заключался в том, чтобы целиться не просто во вражеский танк, а в какое-то конкретное место у танка и он продемонстрировал, что, возможно, попасть в это место. Позднее в ходе операции он потряс некоторые танковые экипажи Паттона используя немецкую каску в качестве мишени и пробивая её первым же выстрелом из 90-милиметровки с расстояния 625 ярдов. Такая меткость быстро пресекала любые возражения, которые могли исходить от бывалых танкистов вынужденных получать наставления от цивильного. И в самом деле, ветераны быстро повторяли его меткость, как только начинали «чувствовать» орудие.

В ходе первых огневых испытаний случился сбой, из разряда тех которые всегда сопровождают ещё не завершённые образцы. Во время первого выстрела из холодного орудия, отдача оказалась недостаточной, чтобы сработал кулачёк предназначенный для открывания затвора и выброса стреляной гильзы. Когда орудие прогрели, длина отката увеличилась, и затвор уже работал правильно. Как бы там ни было, а такой отказ при первом выстреле мог оказаться вопросом жизни или смерти экипажа, если бы выстрел оказался не метким или если бы вражеских танков было больше одного. Времени необходимого, чтобы вручную открыть затвор и удалить гильзу вполне хватило бы врагу на ответный выстрел. Проблема возникла из-за того, что кулачёк разрабатывался для 90мм пушки устанавливавшейся на Т26Е1. Это орудие не имело дульного тормоза. Добавление дульного тормоза у Т26Е3 уменьшило откат до такого места, где он не отпирал кулачек, у холодного орудия. Грей и Прайс решили проблему, удалив пол дюйма у кулачка без изменения его контура. После этого затвор работал при любых условиях стрельбы.
23 февраля пристрелка и огневые испытания закончились, и танки были готовы к бою.

25 февраля 3-я Танковая Дивизия вступила в бой, атакуя через реку Роер [the Roer].

Через 3 дня в бой вступила 9-я Танковая Дивизия. В это время группа из Артиллерийского департамента размещалась с Ремонтным батальоном 3-ей Танковой Дивизии в Дюрене [Dueren], Германия, и оттуда сопровождала воюющие танки, обеспечивая необходимый ремонт и фиксируя их эксплуатацию.

28-го числа капитан Грей перебрался из Дюрена в Эльсдорф, чтобы осмотреть танк подбитый двумя днями ранее в 3-й Танковой Дивизии. Этот танк стал первой боевой потерей. Он имел серийный номер 38 и числился в роте F 33-го Танкового Полка. Першинг назывался "Fireball" [Шаровая Молния] и его имя было написано краской на бортах. Танк расположился за дорожным блокпостом, чтобы следить за перемещениями врага. Это была плохая позиция рядом с горящими кострами. В темноте, пламя от горящей угольной кучи освещало башню, выглядывавшую над блокпостом. Немецкий танк Тигр укрывшись за углом здания, трижды выстрелил в башню с расстояния около 100 ярдов. Первый 8.8см снаряд прошёл сквозь амбразуру спаренного пулемёта и, рикошетируя внутри башни, убил наводчика и заряжающего. Второй снаряд попал в дульный тормоз и срез ствола, а сила удара выбила снаряд, находившийся каморе. Ударивший снаряд стал причиной того, что ствол раздуло почти до середины длины, несмотря на то, что снаряд ушёл в сторону от ствола. Третий выстрел отскочил от верхней, правой части башни и сорвал с командирской башенки люк оставленный открытым. После этого Тигр сдал назад, застрял на куче обломков и был оставлен экипажем. Позднее поймали заряжающего из Тигра и он подтвердил, что это стрелял его танк.

операция Зебра, танк М26 Першинг, Тигр
Операция Зебра. Тигр из роты Хуммель (Kompanie Mummel). Этот танк 25 февраял 1945 подбил Першинг Файрбол в Эльсдорфе. Kompanie Hummel была придана s.Pz.Abt.506 в качестве чётвёртой роты. На борту башни Тигр имел тактический номер "201" нанесённый красной или чёрной краской с белой окантовкой. Машина была оставлена экипажем после того, как сдав назад застрял на развалинах здания.

"Fireball" был мгновенно отомщён на следующий же день тоже возле Эльсдорфа, когда Першинг номер 40 из роты Е 33-го Танкового Полка подбил и поджёг Тигр I и два Panzer IV. По Тигру было сделано и зарегистрировано 4 выстрела с расстояния приблизительно 900 ярдов. Первый снаряд T30E16 HVAP разбил главную передачу. Второй снаряд Т33 попал в нижнюю часть орудийной маски рядом с корпусом, пробил башню и вызвал взрыв. Два последующих фугасных выстрела оказались неэффективными. Два Panzer IV были подбиты и подожжены с расстояния 1200 ярдов каждый одним снарядом Т33, однако дополнительно было израсходовано 2 фугасных снаряда, чтобы уничтожить убегавших танкистов. Ещё один Panzer IV был подбит этим же экипажем во время наступления на Кёльн.

Повреждённый "Fireball" был немедленно эвакуирован для ремонта в дивизионный ремонтный батальон в Дюрене. В 310-й батальон технического обеспечения отправили грузовик за запасными частями, привезёнными специально для этой операции.

К сожалению, эти запчасти не включали в себя 90мм орудия и пушка "Fireball" осталась безнадёжно повреждённой. Телефонный звонок в Париж спас ситуацию – был позаимствован запасной 90мм орудийный ствол от истребителя танков М36. Ремонтные работы были завершены, когда заварили пробоины и установили новые запчасти. 7 марта "Fireball" снова отправили на передовую.

К этому времени в бои активно втягивались обе стороны. Как уже говорилось ранее, танк сержанта Ки [Key] (серийный номер 32) 1 марта подбили двумя фугасными снарядами. Они вызвали серьёзные повреждения башни и ходовой части. Взрыв первого снаряда уничтожил ящики с инструментом, надгусеничные крылья, и много соединительных штырей на новой двухгребневой гусенице T80E1. Это был один из первых танков оснащённых новыми гусеницами. Правые задние опорные катки были повреждены, а втулка ведущего колеса расколота. Когда второй снаряд снес взрывом командирскую башенку, он заодно уничтожил инструменты управления огнём, внутреннюю переговорную систему, и повредил шариковую опору башни. Потребовалось несколько недель, чтобы вернуть танк в боеготовое состояние.

Впрочем, Команда Артиллерийского Департамента была по горло сыта и небоевыми повреждениями. У двух танков вышли из строя двигатели. Первый, с серийным номером 27 из взвода лейтенанта Гимбалла [Grimball] и следующий с номером 37 из роты I 33-го Танкового Полка. Обе машины починили и отправили на передовую 5 марта. Ещё у одного Першинга выпал соединительный стержень в картере вспомогательного двигателя и ещё один забарахлил на мосту через Эрфт [Erft] канал. Всех их эвакуировали и починили.

6 марта капитан Грей находился в 3-м Танковом Полку в Кёльне разыскивая подбитый Т26Е3, однако не смог его найти, поскольку в том районе шёл сильный бой. На следующий день Кёльн был взят и он наконец разыскал танк в маленьком пригородном городке Ниэль [Niehl] к северу от Кёльна на берегу Рейна. Это был Першинг номер 25 входивший в роту Н 33-го Танкового Полка - он был подбит самоходным 8.8см орудием (Насхорн) с расстояния до 300 ярдов. Снаряд пробил нижнюю лобовую броню, прошёл между ногами водителя и вызвал возгорание в башне. Экипаж благополучно покинул машину до того, как сдетонировал боекомплект и сорвал башню. Хотя танк и подлежал ремонту, понадобилось бы несколько месяцев, чтобы вернуть его в строй. Учитывая острую нехватку запасных частей, эту машину, утащили в тыл для «каннибализма». Из 20 танков участвовавших в операции Зебра он был единственным, кто не закончил войну в строю.

В бою за Кёльн 6 марта Першинг номер 26 под командованием сержанта Эрли [Early] из роты Е 32-го Танкового Полка подбил и поджёг Пантеру перед Кёльнским Кафедральным собором. Один снаряд Т33 ударил в основание башни как раз левее ствола. Другой - прошёл через правый спонсон, а третий – пробил спереди правый борт корпуса. В ходе этого же боя Т26Е3 номер 36, из роты D, 32-го Танкового Полка подбил Тигр I двумя снарядами Т33. Рядом с городом Манхайм [Manheim] Першинг (серийный номер 33) роты G из того же полка прикончил Panzer IV тремя снарядами М82 в борт. Наиболее опасное сопротивление вокруг Кёльна и надругих подступах к Рейну исходило от тяжёлой обороны ПВО. Эти орудия были смертельно опасны в борьбе с танками, но свою высокую эффективность против них показали 90мм фугасные снаряды Першингов. Дополнительно, немцы применяли стационарные противотанковые установки с орудиями от боевых машин оставшихся без топлива.

12 марта капитаны Грей и Гриффин находились в Ремагене, наблюдая за подготовкой к переправе через Рейн Першингов лейтенанта Гримбалла. Группу из пяти мостовых понтонов соединяли вместе, чтобы создать баржу и настелить пол. Затем на них заезжали танки и они переплывали реку используя большие установленные за бортом моторы. Гриффин и Грей переправились через Рейн на 13-том понтоне и подтвердили хорошее состояние машин. Неделю спустя капитану Грею сообщили, что ожидается дополнительное поступление Т26Е3 и он со своей группой вернулся в Париж.

За несколько дней до возвращения Грея в Париж из Соединённых Штатов прибыл первый, так называемый «Супер Першинг». Этот танк был результатом попытки повысить огневую мощь Першинга за счёт установки новой 90мм пушки T15E1 на танк Т26Е1 под номером 1. Данное орудие имело намного большую дульную скорость, чем стандартная 90мм пушка М3 и по характеристикам была сопоставима с немецкой пушкой 8.8 cm KwK 43, стоявшей на Королевском Тигре. Со своим новым вооружением танк был переименован в Т26Е4 с временным пилотным номером 1, однако у него оставался старый регистрационный номер 30103292. Эта машина более детально описана далее в Истории Создания.

После испытательных стрельб в Абердине танк отправили в Европу и 15 марта 1945 доставили в ремонтный батальон 3-ей Танковой Дивизии. Ещё перед отъездом из Абердина Слим Прайс установил специальный телескопический прицел, разработанный для орудия с высокой начальной скоростью. Однако по прибытии новый телескоп пропал и вместо него установили стандартный М71С от 90мм орудия М3. Пытаясь найти прицел, капитан Грей проверил все подразделения имевшие дело с этим танком, когда он прибыл в Европу. В конце концов, он полетел в Париж и разыскал лейтенанта МакДугала [McDougal], который отвечал за танк до передачи в 3-ю Танковую Дивизию. МакДугал сообщил ему, что когда получили машину из Соединённых Штатов, то прицел М71С был уже установлен. Очевидно, слишком рьяный складской персонал установил новый прицел М71С, когда готовил танк к отправке. Как только стало ясно, что новый прицел найти не удастся, Прайсу пришлось рассчитать таблицу дальностей, чтобы можно было использовать стандартный прицел.

Где-то за неделю до этого Грей спас специальные боеприпасы для пушки Т15Е1. Эти унитарные выстрелы, приблизительно 50 дюймов длиной, ошибочно отправили в 635-й Батальон Истребителей Танков. 635-й батальон тогда апробировал новую 90мм противотанковую пушку Т18, буксируемую тягачом Т5Е2. Это было ещё одно новое оружие, привезённое специально для участия в операции Зебра, и оно использовало те же стандартные боеприпасы, что и пушка М3. Грей узнал про отправленные не по адресу снаряды, когда ему позвонили из 635-го батальона, чтобы расспросить, почему боеприпасы длиной 12,5 дюймов оказались слишком длинными для их орудия.

Тем временем ремонтный батальон, с помощью Прайса готовил танк к бою. Поскольку танк имел такую мощную пушку, то они решили улучшить и бронирование до уровня сопоставимого с Королевским Тигром. От лобовой 80мм брони захваченной Пантеры автогеном отрезали кусок и приварили спереди к маске орудия. Лобовую броню корпуса усилили ещё одним листом, значительно увеличив его наклон. Дополнительно установили несколько ящиков для боеукладки и «Супер Першинг» был готов почти через неделю после получения. Танк получил экипаж из 3-й Танковой Дивизии и выступил в надежде схлестнуться с Королевским Тигром, однако война закончилась раньше, чем состоялся такой поединок.

25 марта команда разрывалась между Антверпеном и Гавром [Le Havre] контролирую разгрузку и транспортировку новой поставки танков к её предписанным местам назначения. Немного позже Билл Шоу сильно заболел в Гавре и был срочно отправлен в парижский госпиталь. Следую предписанию доктора, капитан Грей отправил его самолётом назад в Соединённые Штаты.

Первая группа в 40 Першингов из новой партии (24 из Антверпена плюс 16 из Гавра) поступила в 9-ю Армию. Их разделили на 22 танка во 2-ю Танковую Дивизию и 18 – в 5-ю Танковую Дивизию. Чтобы организовать обучение танковых экипажей во 2-ю Танковую Дивизию заранее отправили капитана Гриффина и Слима Прайса. У капитана Грея ушло несколько дней, чтобы организовать распределение запасных частей и ознакомиться с новыми модификациями дополнительных танковых транспортёров М25. 2 апреля он навестил штабквартиру 9-ой Армии и добыл информацию о месторасположении 2-ой Танковой Дивизии. Добравшись до дивизии после дикой 175-мильной езды по ужасной местности, Грей воссоединился с Гриффином и Прайсом. На подготовку экипажей танков оставалось очень мало времени. После того, как Прайс пристрелял орудия, на инструктаж людей выделили 45 минут. После этого они пошли в бой, не сделав ни одного учебного выстрела.

Теперь, Першинги для 5-ой Танковой Дивизии прибывали в Мюнхен Гладбах [Mьnchen Gladbach] и команда вернулась туда, чтобы провести их обучение. Кроме людей из 536-ой Тяжёлой Ремонтной Роты обслуживавшей танки, подготовку прошёл так же дивизионный ремонтный батальон.

Тридцать Т26Е3 из новой партии направили в 11-ю Танковую Дивизию 3-ей Армии Паттона. 4 апреля Грей и Прайс отправились в штаб-квартиру 3-ей Армии для обычных процедур получения и распределения танков. Капитан Гриффин выехал с танками 5-ой Танковой Дивизии для инструктажа их экипажей. Когда Грей и Прайс сделали проверку в штабквартире 3-й Армии во Франкфурте, то обнаружили, что танки ещё не прибыли. В ходе телефонных звонков в Париж, чтобы ускорить доставку обнаружилось, что Инженерный Корпус [Corps of Engineers] не может определиться с подходящим мостом для переправы через Рейн. После основательного «выяснения отношений» было получено разрешение использовать мост на участке 7-ой Армии. Однако, к тому времени эвакуационная рота обеспечивавшая транспортировку уже нашла мост и 12 апреля переправилась с 15 танками. Разрешение на использование моста пришло на следующий день.

Обучение было организованно как для танкистов 11-ой Танковой Дивизии, так и для ремонтного батальона и нескольких рот техобеспеченя. Подвезли триста снарядов и экипажам разрешили сделать по 10 выстрелов на танк. А вот найти подходящее место на 1000 ярдов в округе не удалось, поэтому Прайсу пришлось проводить стрельбы через маленькое озеро с расстояния 625 ярдов. Именно там он продемонстрировал свою меткость из 90-милиметровки, используя немецкие каски как мишень.

21 апреля экипажи из 11-ой Танковой Дивизии закончили подготовку и были отправлены на передовую. К тому времени из США прибыли дополнительные команды Артиллерийского департамента и для них возобновили учебные курсы. Самая первая команда возвратилась в Париж и далее в соединённые Штаты, прибыв в Нью-Йорк 26 апреля 1945. Поставки Першингов в Европу продолжались вплоть до Дня Победы и составили 310 штук на всём ТВД, из которых 200 передали войскам.

примечания

В тесткте встречаются примечания переводчика данные в квадратных скобках - [пример]. Обычно это оригинальные географические названия, имена людей, техники или названия учреждений.

перевод - © Вадим Нинов
запрещается использование перевода без разрешения переводчика

навигация по теме
источники

R. P. Hunnicutt -- PERSHING. A History of the Medium Tank T20 Series -- Feist Publications

Steven J Zaloga -- M26/M46 Pershing Tank -- Osprey, New Vanguard 35

Jim Mesko -- Pershing/Patton -- Squadron/Signal, In Action, Armor No. 40

Peter Chamberlen and Chris Ellis -- British and American Tanks of World War Two -- Silverdale Books, 2004

Slide background

скоро

ПРЯМОЕ ОБЩЕНИЕ

Наведи мышь
на того, кто тебе интересней!

БЛОГ "ЦИНИЧНЫЙ МАРТИН"

правильно наведи мышь