Кто затопил берлинское метро в 1945

автор
Martin

В последний день битвы за Берлин 2 мая 1945 на территории занимаемой советскими войсками, в туннеле S-Bahn под Ландверканалом произошёл взрыв, в результате которого началось затопление берлинского метро. Событие было потрясающим по своей бессмысленности и масштабу - вода залила около 25 километров подземных туннелей. По разным оценкам, утонуло от нескольких десятков до 15-20.000 человек. Долгое время не было достоверно известно, кто совершил взрыв, тем не менее, это событие получило большой резонанс и активно использовалось в пропаганде, литературе, кинофильмах. Постепенно сформировалось две версии происшедшего. Наибольшее распространение получила советская версия, что затопление берлинского метро это дело рук самих обороняющихся. Другая версия, менее распространённая - за взрывом стоит Красная Армия. Вариант того, что разрушение подводного туннеля произошло от случайного попадания авиабомбы, практически всеми исключается в силу технических особенностей. Разберёмся с этим подробней.

ТЕХНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Прежде всего, внесём ясность в терминологию и техническую сторону вопроса. В Берлине было две транспортные системы с подземными туннелями. Это U-Bahn - то есть непосредственно метро и S-Bahn - наземные скоростные поезда. Как видно из названия U-Bahn проходил в основном под землёй, а S-Bahn преимущественно на поверхности. U-Bahn был в ведении BVG (Berliner Verkehrsbetriebe), то есть в муниципальном подчинении. S-Bahn (Stadtschnellbahn) являлся составной частью Государственного управления железных дорог (Reichsbahn). Обе транспортные системы имели подземные туннели, однако не были взаимосвязаны не только административно, но и технически. У них была даже разная колея и никаких общих станций.
Кроме того, стоит отметить, что берлинское метро имело преимущественно неглубокое залегание. Очень часто линии проходили прямо под проезжей частью улиц, нередко на глубине менее нескольких метров. Чтобы в центре Берлина спуститься на станцию метро достаточно пройти небольшой лестничный пролёт. Никаких огромных эскалаторов ведущих на десятки метров под землю там не было. В дальнейшем эта информация поможет понять, что происходило при затоплении.
2 мая 1945 раздался взрыв в туннеле S-Bahn под Ландверканалом, возле Требинерштрассе, приблизительно в 100м западнее моста Мёкерн. Вода затопила туннель и дошла к станции S-Bahn на Фридрихштрассе, где по пешеходному переходу устремилась на станцию системы U-Bahn. После чего началось затопление берлинского метро.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Официальная и самая распространённая версия гласит, что приказ на затопление берлинского метро отдал лично Гитлер, чтобы советские войска не смогли по туннелям выйти в тыл немецких позиций, прямо к Рейхсканцелярии. После этого, 2 мая 1945 солдаты СС взорвали туннель под Ландверканалом. В метро хлынула вода, унёсшая жизни десятков тысяч немцев, которые там прятались.

Эта версия основывается на некоторых свидетельствах, с которыми мы ознакомимся.

Главным и непосредственным очевидцем приказа считается Герхард Болдт, бывший кавалерист (Rittmeister), который во время битвы за Берлин служил при штабе Ганса Кребса, начальника штаба ОКН. В 1947-м он выпустил книгу "Die letzten Tagen der Reichskanzlei", в которой обличал своих вчерашних командиров и режим, которому служил.


Приведём его рассказ дословно:

"Когда я прибыл на обсуждение, Гитлер поднялся, и мы проследовали за ним в комнату совещаний. Хотя от генерала Вальтера Венка (12-я Армия) не поступало обнадёживающих вестей, Гитлер продолжал хвататься за эту соломинку. Н взирая на голод, нехватку воды и гибнущее население он решил и дальше затягивать неотвратимый конец. И тогда он отдал один из самых негуманных свих приказов: поскольку русские неоднократно отбрасывали назад немецкие позиции, обходя их по подземным и другим железнодорожным туннелям и атакуя немецкие войска с тыла, он теперь дал чёткие указания специальным подразделениям открыть шлюзы на реке Шпрее, чтобы затопить железнодорожные туннели к югу от Рейхсканцелярии. Эти туннели были заполнены гражданскими и тысячами раненых. Они его больше не интересовали. Его безрассудный приказ стоил жизни очень многим людям".

Этот рассказ неоднократно публиковался и являлся неизменным источником, на который постоянно ссылались другие авторы. Однако при внимательном прочтении видно, что он не дружит с географией и противоречит тому, что произошло на самом деле. К югу от Рейхсканцелярии находится Ландверканал, а не Шпрее, которая протекает на севере. Кроме того, рассказ Болдта опровергается тем, что достоверно известно - масштабное затопление было результатом взрыва в туннеле, а не открытых шлюзов.

Нечто подобное со шлюзами можно встретить так же в книге Гюнше и Линге: "Вейдлинг доложил[… ] Русские войска проходят по туннелям метро в тыл немецким войскам, в связи с чем возникают критические ситуации. Гитлер безучастно отнесся к докладу Вейдлинга. С холодным спокойным выражением лица он предложил свой выход - открыть шлюзы реки Шпрее и затопить туннели метро, чтобы сделать их непроходимыми. Гитлеру возразили: в туннелях ведь укрываются тысячи мирных жителей Берлина и раненые солдаты, которые погибнут, если шлюзы будут открыты. Но это возражение не тронуло Гитлера. Когда Вейдлинг ушел, он вызвал к себе Монке" (Неизвестный Гитлер / О.Гюнше, Г. Линге. М., ОЛМА-ПРЕСС, 2005. С. 342-343).

Очевидно, что "безрассудный приказ" Гитлера про шлюзы на Шпрее не находит реального подтверждения. Однако у Гюнше и Линге появляется имя Монке, к свидетельству которого тоже стоит присмотреться.

СС Бригадефюрер и генерал-майор войск СС Вильгельм Монке
СС Бригадефюрер и генерал-майор войск СС Вильгельм Монке

Во время обороны Берлина из разрозненных подразделений СС была экстренно сформирована боевая группа в количестве около 2000 человек. Возглавил её бригадефюрер СС Вильгельм Монке. В задачу кампфгруппы входила оборона центрального 9-го сектора и непосредственная охрана Гитлера. Монке находился в оперативном подчинении лично у Гитлера и больше никто ему приказывать не мог. Поэтому он часто бывал на разборе ситуации в Фюрербункере. Кроме того, защита Рейхсканцелярии находилась под его прямой ответственностью. Соответственно о существовании приказа он узнал бы первым. А поскольку существует версия, что туннели затопили, чтобы не допустить выхода советских сил к Рейхскаецелярии, то Монке является не просто свидетелем, а одним из главных действующих лиц в этой истории. Вот, что он вспоминал: “Да, я слышал и даже читал несколько подобных сенсаций. Все они принадлежат к безудержной берлинской мифологии мая 1945-г. Я точно знаю, что никогда не было какого-либо подобного приказа Фюрера. Уверен, что слухи пошли из-за того, что 24 апреля 1945 Мартин Борман - может по приказу Гитлера, но скорее всего по своей инициативе - позвонил специалистам из BVG, чтобы узнать, реально ли затопить туннели в военных целях. Эксперты сказали ему, что такое затопление достаточно легко осуществить, но оно бесполезно для военных нужд. В большинстве мест вода не поднимется более, чем на метр над уровнем рельс. Это не сможет серьёзно помешать войскам, но может вызвать панику у нескольких тысяч беженцев, которые там прячутся. Поэтому Борман отказался от этого плана. Когда русские меня допрашивали, то поднимали данную тему. Но вскоре они от неё отказались, и я пришёл к выводу, что их убедила техническая аргументация. Вероятно, они уже определили, откуда прибывала вода, однако на том расстоянии, на котором мы перемещались было сухо, как в пустыне, даже там, где мы были близко и ниже , на уровне Шпрее - в том месте, где мы повстречались с теми непреклонными охранниками из BVG".

Свидетельство Монке достаточно интересно. После войны среди немецких высших чинов встречалась тенденция валить всю вину на Гитлера. Особенно это было удобно, если речь шла о своей вине. Однако Вильгельм Монке на это не пошёл и категорично завил, что Гитлер такого приказа не отдавал. Если бы приказ существовал, то Монке не мог бы о нём не знать. Тем не менее, взрыв и затопление были, и если Гитлер отпадает, тогда сам Монке становится первым кандидатом на роль "убийцы тысяч невинных немцев". Тем не менее, бывший бригадефюрер проявил твёрдость в своих показаниях - Гитлер к затоплению не причастен.

Некоторые утверждения Монке нуждаются в пояснении. Как и многие другие защитники Берлина в конце битвы он попытался покинуть город. Ровно в 11 часов 1 мая 1945 Монке приказал выбить отдушину под балконом Рейхсканцелярии, через которую он и другие выбрались на Вильгельмплатц. Дальше путь лежал как раз по линии метро. Спустившись в станцию U-Bahn Кайзерхоф, его группа прошла туннелем до станции Штадтмитте и затем, через станцию Фридрихштрассе попыталась уйти на север. Однако их остановило курьёзное происшествие - их путь преградили две закрытые стальные двери. Сотрудники метро закрывали их согласно предписанию каждый день в положенное время. Именно к этому моменту относится фраза про "непреклонных охранников из BVG". Группа Монке была вынуждена подняться наверх, чтобы продвигаться там и впоследствии попала в плен. А поскольку взрыв в туннеле произошёл позже, 2 мая, то естественно, что под ногами у Монке "было сухо, как в пустыне".

Кроме того нет никаких письменных свидетельств, что Борман обращался к сотрудникам берлинского метрополитена и те ответили ему, что при затоплении вода не поднимется выше одного метра. Особенно странно это выглядит, учитывая глубину залегания некоторых станций и наличие грунтовых вод в центре города. Стоит добавить, что взрыв произошёл в туннеле S-Bahn, а не в туннеле метро, о котором говорил Монке.

Если откинуть техническую сторону затопления, то единственно, что Монке мог утверждать компетентно, это, что Гитлер не отдавал приказ пустить воду в берлинское метро. Можно ли ему верить, учитывая, что письменных свидетельств не существует? Тут встаёт главная нестыковка в официальной версии. Если Фюрер отдал приказ затопить метро (U-Bahn) 27 апреля, то почему это не было сделано, когда в этом была необходимость, тем более, что приказ якобы исходил не от кого-нибудь, а от первого лица в государстве? Причём Гитлер находился рядом с метро и легко мог проконтролировать исполнение своего приказа. И главное, зачем было откладывать подрыв на пять дней, когда согласно с оперативной обстановкой в городе в нём уже не было вообще никакого смысла для обороняющихся? Очевидно, что Гитлер действительно к затоплению отношения не имел. В то время его даже в живых не было.

затопление берлинского метро, 1945. Вильгельм Монке (слева) и Отто Гюнше (справа).
На склоне лет - Вильгельм Монке (слева) и Отто Гюнше (справа). Монке говорил, что Гитлер не приказывал топить метро, Гюнше утверждал, что Фюрер решил открыть шлюзы и вызвал Монке...

Однако автором приказа Монке себя тоже не считал, и ни у кого нет никаких доказательств его причастности. Когда произошёл взрыв, Монке уже давно находился в бегах, намереваясь проложить свой путь по этому самому метро. Имело ли смысл Монке топить метро, по которому он пытался выйти из города?

СС Бригадефюрер Густав Крукенберг, командир дивизи Нордланд
СС Бригадефюрер Густав Крукенберг, командир дивизи Нордланд.

Если не Гитлер и не Монке, тогда следующим кандидатом становится Гутсав Крукеберг, командир дивизии Нордланд, которая держала оборону южнее Рейхсканцелярии. Принято считать, что именно его люди взорвали туннель. Поводом для этого послужило то, что утром 1 мая 1945 Монке высказал Крукенбергу опсения, что русские могут по туннелям метро выйти в к ним в тыл, пярмо к Рейхсканцелярии. Крукенберг об этом писал: "В первоприоритетном порядке я послал группу сапёров из Нордланд по U-Bahn в сторону Потсдамерплатц". На этом основании принято считать, что именно люди Крукенберга осуществили взрыв в туннеле. А достаточны ли основания? Больше у Крукенберга нет никаких подробностей, но обратим внимание, что Потсдамерплатц находится рядом с Рейхсканцелярией, которую надлежало защищать, но достаточно далеко от Ландверканала, где был подрыв туннеля. Более того, между станцией на Потсдамерплатц и местом взрыва пролегала территория уже занятая советскими войсками и где шли весьма ожесточённые бои. Сапёрам Нордланд потребовалось бы пройти более километра в тыл советских войск. Причём делать это пришлось бы неоднократно, чтобы доставить туда сотни и тысячи килограммов взрывчатки и соответсвующим образом подготовить место взрыва. В общем, формальных оснований обвинить Крукенберга тоже нет. С тем же успехом можно считать, что сапёры Нордланда планировали заминировать туннель непосредственно перед Рейхсканцелярией, что было намного проще. И ещё одна примечательная деталь - сапёры были отправленны в метро (U-Bahn), а взрыв произошёл совершенно в ином месте - в туннеле надземки (S-Bahn).

О приказе говорил и технический директор DRB Рудольф Крегер, однако тоже как-то очень странно - ничего не известно о содержании приказа и даже от кого он исходил. Отметим, что анонимных приказов не существует, всегда есть исходные данные о том, кто его отдал. Кто попало кому угодно приказывать просто не может, тем более в таком вопросе. Существует чёткая иерархия и инстанции прохождения приказа от руководства к исполнителю. Неизвестно чьи приказы просто игнорируются, а не принимаются к исполнению. Более того, анонимность служит прямым поводом начать расследование.

В общем, вопросов много, а все версии имеют явные нестыковки, натяжки или просто рушатся при детальном изучении. Но взрыв то был...

затопление берлинского метро 1945
Кадр из киноэпопеи Озерова "Освобождение", фильм 5-й "Последний штурм". В фильме есть несколько примечательным моментов. Гитлер приказывает открыть шлюзы и затопить тунели с гражданскими и ранеными. Затем с экрана говорится, что немцы открыли шлюзы и топят метро. Советкие и немецкие солдаты позабыв о противостоянии вместе спасают людей на станции Кайзерхоф, естественно под руководством советских офицеров. История со шлюзами явно нравилась создателям фильма, но одна беда... достоверно известно, что шлюзы не причём - затопление результат взрыва в туннеле, на территории занятой советскими войсками.

А снимали масштабно. Из Берлина привезли настоящие вагоны метро, постороили под Москвой огромные декорации, действительно открывали шлюзы и пускали воду на съёмочную площадку, автор фильма даже получил радикулит.

В 1989 году муниципальные власти Кройцберга, центрального района Берлина, решили установить мемориальный знак жертвам затопления. С этой целью они поручили своей сотруднице Карен Мейер изучить события апреля-мая 1945 и подготовить соответствующие данные. Обработав более 50 источников и отчётов, а также десятки свидетельств очевидцев тех событий, она пришла к выводу, что официальная версия - это миф. В частности она приводит свидетельства сотрудника железной дороги (DRB), которого послали открыть северный шлюз под Ландверканалом, однако солдаты СС не позволили ему это сделать, поскольку у них был чёткий приказ занять туннель, как часть оборонительного периметра. Они даже запросили детальную схему этого туннеля. Уточним, что оборону на том участке держали как раз бойцы дивизии СС Нордланд, командиром которой был Крукенберг, которого обвиняют в затоплении. Нужно ли было бойцам СС топить самих себя - вопрос явно риторический. И тут мы переходим к вопросу, а кому же было выгодно затопление. В этом вопросе было две стороны, которые могли организовать взрыв - это защитники Берлина и советская армия. Проанализируем оба варианта с учётом оперативной обстановки.

ОПЕРАТИВНАЯ ОБСТАНОВКА

Поскольку есть версия, что немцы затопили туннели, чтобы советские войска не вышли к Рейхсканцелярии, то глянем на оперативную обстановку южнее её и у Анхальтского вокзала в частности.

затопление берлинского метро, битва за берлин 1945

Возле Бель-Альянс-Платц немцы взорвали мост, но он не разрушился полностью и по нему совесткие войска смогли переправиться через Ландверканал. Дальше наступление шло по трём улицам на север. Слева Заарландштрассе проходит возле Анхальтского вокзала, где вышла заминка у 29-го гв. корпуса Хетагурова. Южнее вокзала отмечено место взрыва.

В самом верху - воказал на Фридрихштрассе, куда 1 мая ушли немецкий войска, державшие позиции южнее Рейхсканцелярии и у Анхальтера.

Постепенно, в ходе боёв за Берлин, немецкие войска были оттеснены в центральные районы столицы, которые находились на большом острове. С севера остров огибала река Шпрее, а с юга - Ландверканал. Попасть на остров можно было по мостам или по туннелям. Усилиями предательства министра вооружений и боеприпасов Альберта Шпеера многие мосты были не взорваны, однако защитники их пытались блокировать и переправа не была лёгким делом. Подземные туннели тоже немцами брались под контроль.

Однако Красной Армии помог случай - обороняющиеся не смогли полностью взорвать мост через Ландверканал возле Гальских Ворот. Оборону Галльских ворот и Бель-Альянс-Платц возлагалась на кампфгруппу Бахман, состоявшую приблизительно из 100 панцер-гренадёров СС 24-го панцер-гренадёрского полка Danmark, усиленных тыловиками. Ранее унтерштурмфюрер Бахман был офицером связи 2-го батальона полка.

Сам полк Дания (Danmark), защищавший участок, в который входил Бель-Альянс-Платц, к тому времени насчитывал около 600 человек. Его боевое построение было следующим: около 200 человек на передовой линии, около 200 сразу за передовой, возле КП полка, в качестве резерва и остальные 200 человек на Ляйпцигерштрассе в резерве дивизии.

Теоретически, удерживать позиции у Галльских Ворот на южном берегу Ландверканала и оставлять мост целым, вплоть до самого прихода противника, было не выгодно и опасно. Однако KG Bachmann принимала отходящие силы защитников и поэтому держала мост до последнего момента.

С приближением войск 29-го гвардейского стрелкового корпуса Хетагурова KG Bachmann оставила Галльские Ворота, отошла на Бель-Альянс-Платц, и взорвала мост. Это было единственно правильное решение, но для защитников оно обернулось настоящей трагедией - мост разрушился лишь наполовину, а вторая половина могла пропускать танки. Организовать новый взрыв не позволили подошедшие советские войска. Немцы никак не готовились здесь к таким боям. В пятницу 27 апреля около 14:30 первый советский танк пересёк мост. Его уничтожили, но немецкая оборона на Бель-Альянс-Платц сходу оказалась под сильнейшим советским натиском, который был ей не по силам. Завязались упорные бои. Для защитников это была чёрная пятница, если это определение годится к их и без того мрачному положению.

Развивая первоначальный успех, первые шесть советских танков смогли сходу выйти в район Рехсканцелярии. Это вызвало большой переполох в самой Рейхсканцелярии и лично у Фюрера. К Гитлеру был срочно вызван Монке с приказом немедленно остановить прорыв. Вскоре подтянулись французские добровольцы из штурмбатальона Шарлмань и прорвавшиеся советские машины уничтожили. Приянто считать, что после этого Гитлер принял решение затопить тунели. Хотя какой смысл? Танки ведь прошли не под землёй, потерян важный мост, по которому в центр Берлина хлынули советские войска и остановить это уже не возможно. Теперь тунели уже не играли особого роли для наступающих.

К вечеру KG Bachmann понеся большие потери, была оттеснена с Бель-Альянс-Платц к Кохштрассе, всего около в 800 метрах от входа в Фюрербункер в саду Райхсканцелярии. Остатки 3-го батальона SS-Panzergrenadier Regiment 24 Danmark (24-й панцер-гренадёрский полк Дания) заняли дома в этом районе.

Когда обороняющиеся отходили, сложилась интересная ситуация. Часть защитников отходила по подземному туннелю, а прямо над ними двигались советские танки. Получается, что и советские и немецкие войска находились в одном и том же месте в одно и то же время, только немцы были в туннеле, а красноармейцы на улице.

С захватом Бель-Альянс-Платц возникала реальная угроза скорого захвата и самой Рейхсканцелярии. Оттуда к резиденции Гитлера вело три пути.

Фридрихштрассе - пройдя до полутора километров на север и, затем, до 400 метров на запад можно было выйти к Вильгельм Платц, где находилось западное крыло Рейхсканцелярии.

Вильгельм штрассе - вела прямо к парадному въезду во Двор Приёмов Рейхсканцелярии выходившему на Вильгельм Платц.

Заарландштрассе - мимо Анхальтского вокзала шла к Потсдамер Платц, сразу за которой находилось западное крыло Рейхсканцелярии.

Советское наступление с Бель-Альянс-Платц развивалось сразу вдоль трёх улиц.

Впрочем, проезжая часть на Фридрихштрассе была усеяна воронками, завалена обломками разрушенных зданий, а местами имелись даже провалы в туннель метро. Всё это делало улицу не пригодной для танкового прорыва, поэтому для наступающих она играла второстепенную роль.

битва за Берлин, 1945. Потсдамский вокзал, бои в Берлине

На этом снимке видны все три главные улицы, которые вели от Бель-Альянс-Платц к Рейхсканцелярии - Фридрих штрассе, Вильгельм штрассе, Заарландштрассе. Советские войска наступали справа.

1 - Бункер. Во время боёв в нём прятались гражданские и раненные, которых с приближением советских войск отвели в тыл по туннелю S-Bahn.
2 - Анхальтский вокзал
3 - Заарландштрассе - вела к западному крылу Рейхсканцелярии. Возле Потсдамского вокзала улица выходила на Потсдамер Платц, откуда на север шла Герман Гёринг штрассе, прямо к Бранденбургским воротам, чуть севернее которых - Рейхстаг.
4 - Хедеманн штрассе
5 - Вильгельмштрассе - вела к восточному крылу Рейхсканцелярии, на Вильгелmv Платц.
6 - Фридрих штрассе

Основной советский натиск был направлен по Вильгельмштрассе и Заарландштрассе, причём Заарландштрассе даже предпочтительнее. Эта улица была шире, что позволяло активнее использовать советский перевес в бронетехнике и напрямую вела к Рейхстагу, который советское командование считало чуть-ли не главной целью в Берлине. Выйдя с Бель-Альянц-Платц на Заарландштрассе советские войска встретили немецкий оборонительный узел у Анхальтского вокзала, где и разыгралась настоящая битва. Немцы оказали чрезвычайно упорно сопротивление. Как говорили французские добровольцы из противотанковой школы Вебера - возле Анхальтского вокзала они устроили настоящее кладбище советских танков. Впрочем, подразделения Хетагурова не ограничились продвижением по улицам, но усиленно пытались прорваться и по подземным туннелям.

Примечательно, что здесь же, у Анхальтского вокзала, советские войска боролись не только с упорным сопротивлением немцев, но и с полнейшей неразберихой в своих собственных рядах. У Анхальтера на одних и тех же позициях перемешались войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, имея одинаковые задачи на взятие этого вокзала. В донесении Военного совета 8 гв.А. отмечалось: "Правофланговые части 1-го Украинского фронта с выходом в район Марксдорф действовали в полосе 8 гв. А и проходили по ее тылам. 61 сд 128 ск, двигаясь по тылам 28 гв. ск, пересекая его полосу в северном направлении, к исходу 27 апреля 1945 г. вышла к каналу Ландвер южнее Ангальтского вокзала. С утра 28 апреля [она] переправилась через канал Ландвер вслед за боевыми порядками 29 гв. ск, который к этому времени вел бой за Ангальтский вокзал с юга. К 12.00 28 апреля 1945 г. 221 сп 61 сд находился южнее Ангальтского вокзала в боевых порядках 29 гв. ск. Остальные части этой дивизии двигались в тылах 28 гв. ск южнее Ландвер-канала. Боевым распоряжением 28-й армии № 00111/оп от 28 апреля 1945 г. (15.10) 128 ск ставилась задача овладеть Ангальтским вокзалом, после чего повернуть на запад (копия боевого распоряжения у нас имеется). К этому времени части 29 гв. ск вели бой в южной части Ангальтского вокзала".

В свою очередь, в 1-м Украинском Фронте жаловались на 1-й Белорусский.

В общем, бои у Анхальтера у советских войск сходу не заладились.

С приближением советских сил, немцы по туннелям срочно отвели в тыл гражданских, которые укрывались в большом бункере возле Анхальтского вокзала. По тем же туннелям и другим подземным коммуникациям они осуществляли скрытные передвижения войск и наносили неожиданные удары по наступающим. Трёхдневные попытки 29-го стрелкового корпуса выбить немцев из подземных укрытий не увенчались успехом. Защитники знали и использовали подземные коммуникации гораздо лучше.

Стоит принять во внимание и психологический аспект - 6 апреля 1945, совсем недавно, Хетагурову присвоили звание Героя СССР в частности "за умелое руководство войсками". А 26 апреля 1945, уже во время боёв в Берлине, Хетагурова поставили командовать 29-м гвардейским стрелковым корпусом, который руководство нацелило в самый центр Берлина. И вот, после огромного успеха с захватом неожиданно уцелевшего моста у Бель-Альянс-Платц (что было не заслугой, а удачной случайностью) войска 29-го гв. с.к., споткнулись у Анхальтского вокзала.

Тем временем, 29-й гв. ск., получал настойчивые приказы продвигаться дальше на север, в сторону Рейхстага. Однако через 500 м их ждал ещё и Потсдамский вокзал, не говоря уже, про Рейхсканцелярию. А это были крепкие очаги немецкой обороны.

В 2008 году, в своей книге "Штурмовые бригады Красной Армии в бою" Н.И. Никифоров — заместитель начальника Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ по научной работе, полковник запаса, кандидат исторических наук обнародовал следующую информацию:

"Так, в районе Ангальтского вокзала противником широко использовались тоннели, входы и выходы метро для маневра живой силой и нанесения неожиданных ударов по нашим частям. Трехдневные попытки частей 29-го гвардейского стрелкового корпуса уничтожить противника в метро или выбить его оттуда успеха не имели. Тогда было принято решение затопить тоннели, подорвав перемычки и перекрытия метро на участке, проходившем под каналом Тельтов. В ночь на 1 мая взрывом 1800 кг ВВ, уложенного на козлы под перекрытием метро, был образован большой пролом, куда хлынула вода из канала".

Сделаем оговрку, тунель принадлежал не метро, а S-Bahn, заодно перепутано назание - правильно Ландверканал,а не Тельтовканал. Тельтовканал находился совершенно вдругом месте и ничего подобного там не происходило.

Таким образом, был, наконец решён долго остававшийся открытым вопрос кто взорвал туннель. Более, чем через пол века всплыло, что затопление берлинского метро всё-таки дело рук советских сапёров 2-й штурмовой инженерно-саперной бригады, которая была придана 8-й гвардейской армии Чуйкова.

"Обрушение тоннелей и коллекторов подземного городского хозяйства с целью воспрепятствовать маневру живой силы противника под землей широко проводилось и на других участках города.

В ходе боев за Берлин саперами было устроено около 1500 проломов в стенах и перекрытиях зданий, более 1000 проходов в баррикадах, подорвано 159 объектов" (Н.И. Никифоров).

Теперь внимательно проследим за событиями непосредственно перед взрывом.

30 апреля 1945 Гитлер покончил с жизнью. В тот же день, Гёббельс и Борман поручили главе ОКН генералу Кребсу провести переговоры с советской стороной. Из Рейхсканцелярии позвонили в Бендлер-Блок командующему берлинским гарнизоном Вейдлингу и приказали сообщить советскому командованию, что Вильгельм Кребс хочет встретиться и обсудить вопрос о капитуляции. Встреча представителей двух сторон произошла на командном пункте Чуйкова 1 мая в 3:30.

Там Кребсу сообщили, что крайний срок принятия безоговорочной капитуляции 10 часов 15 минут 1 мая 1945. После этого советский генерал пообещал, что в противном случае "Берлин будет стёрт в порошок".

Около 7 утра 1 мая 1945 Монке по телефону сообщил Крукенбергу о переговорах.

Днём 1 мая 1945 на совещание собрались Гёббельс, Борман, Вайдлинг и Кребс. Поскольку Гёббельс и Борман отклонили безоговорочную капитуляцию, то Вайдлинг фактически отказался им подчиняться и покинул совещание.

1 мая 1945 в 18:00 немецкая сторона отклонила безоговорочную капитуляцию, и советская артиллерия открыла массированный огонь по центру города.

Днём 1 мая 1945, Вайдлинг, согласно его рассказу "отдал приказ частям, кто может и хочет, пусть пробиваются, остальным сложить оружие".

И тут мы подходим к самому интересному. Исходя из этого Крукенберг около 21:30 - 22:00 приказал своим войскам оставить позиции и собраться под мостом у железнодорожного вокзала на Фридрихштрассе. Готовился прорыв обороняющихся из города через Вайдендамский мост. Напомним, что дивизия Нордланд держала позиции как раз южнее Рейхсканцелярии, и в частности в районе Анхальтера, а вокзал на Фридрихштрассе находился в нескольких километрах на севере занимаемой обороняющимися территории. Таким образом, вечером 1 мая 1945 немецкой обороны южнее Рейхсканцелярии уже не было. Перед войсками Хетагурова практически никто не стоял (жаль, что в его мемуарах такая важная деталь отсутствует). Кроме того Хетагуров отлично знал, что немцы предпринимают попытки договориться о капитуляции.

В 22.40 от Вейдлинга было передано радиосообщение для советских войск, что в 0:50 к ним прибудут немецкие парламентёры. В ходе переговоров определили время и порядок капитуляции. Вейдлинг со штабом сдался 2 мая 1945 года в 6:00, а сдача немецких войск началась в 7:00.

И вот, на территории занятой советскими войсками, более чем в полутора километрах от передовой, в туннеле под Ландверканалом, раздался мощный взрыв. Началось затопление подземных линий S-Bahn и U-Bahn.

ЗАТОПЛЕНИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ

В систему берлинских транспортных туннелей вода поступала из разных мест. Учитывая их неглубокое залегание, массированные бомбардировки и бои непосредственно в городе это не удивительно. Так ещё 3 апреля 1945 при авианалёте Союзников был повреждён туннель под Шпрее на участке между станциями Клостерштрассе и Меркишес Музеум. Затопление удалось локализовать закрытием шлюзовых ворот. Прибывающую воду откачивали помпами, иногда даже задействовались пожарные насосы. Однако когда с приближением РККА в Берлине было отрезано электричество откачивание прекратилось.

Карта затопления подземных туннелей Берлина
Карта затопления подземных туннелей. Из рассекреченного американского анализа боёв за Берлин.

Сохранилась запись в журнале подразделения за 27 апреля 1945, сделанная лейтенантом Крёмером из Танковой Дивизии Мюнхеберг. На эту запись часто ссылаются, чтобы обвинить СС в затоплении.

"Новый командный пункт в туннелях S-Bahn под Анхальтским вокзалом. Станция выглядит, как военный лагерь. Женщины и дети кучкуются в нишах, некоторые сидят на раскладных стульях, прислушиваясь к звукам боя. Сверху падают снаряды, от потолка откалывается цемент. Мимо медленно проезжают госпитальные поезда, курсирующие в S-Bahn.

Вдруг неожиданность. По туннелям прибывает булькающая вода. Толпа в панике, проталкивается в поднимающейся воде, оставляя детей и раненых. Людей затаптывают, их накрывает водой. Она поднимается на метр или больше и затем медленно уходит. Паника длится часами. Многие утонули.

Причина: по чьим-то приказам инженеры взорвали защитную перемычку в контрольной камере на Ландверканале между мостами на Шёнеберг и Мёкерн, чтбы затопить туннели от русских. Сверху всё время идёт сильное сражение".

Вроде картина ясна, однако кто и по чьему приказу пустил воду по прежнему не известно. Запись содержит лишь предположение сделанное лейтенантом. Однако запись не только не даёт ответа, но и сама вызывает серьёзные вопросы. Вникнем в текст. Через станцию курсируют поезда, и значит, люди, прятавшиеся на подземной станции не могли расположиться на рельсах. Расположиться они могли только на перроне, где им и место. Высота перрона более метра. А уровень прибывшей воды "метр или больше". Такое затопление могло лишь намочить обувь у людей, а у Крёмера "многие утонули". С чего бы?

На станции располагался штаб, который отвечал за оборону данного участка. Чтобы удержать оборону свои штабы топить нельзя. А его вдруг топят, даже не поставив в известность. Это не говоря уже про гражданских, про санитарные поезда… А ведь в туннелях ещё и склады были.

Ещё один парадокс. Достоверно известно, что после подрыва вода поступала в туннель непрерывно. А у Крёмера вода сначала пришла, а потом вдруг куда-то ушла. И это в туннеле с огромной дырой в потолке прямо под Ландверканалом… И всего в 500м от места взрыва… Странный рассказ.

Ещё одно повреждение туннеля упоминается в секретном отчёте об обороне Берлина, сделанном в 1953 году бывшими немецкими военными для американских оккупационных войск. Разрушение туннеля было ещё под Шпрее у моста Эберта. Впрочем, в отчёте говорится, что вряд ли это случилось умышленно и Красная Армия не обвиняется.

Туннель S-Bahn возле станции вокзала на Фридрихштрассе, после осушения, 1946 год.
Туннель S-Bahn возле станции вокзала на Фридрихштрассе, после осушения, 1946 год.

Теперь переходим к главному взрыву, который собственно и вызвал масштабное затопление берлинского метро.

Последствия этого затопления очень широко эксплуатировались советской пропагандой. Кроме обвинения немцев, что они затопили самих себя, озвучивалась цифра в 15.000 утонувших. В эпохальном советском военном киносериале Озерова изображена чудовищная картина - невменяемые солдаты СС взрывают туннель, и огромные объёмы воды быстро прибывают на станцию метро, тонут старики, дети, немецкие раненные. Советские и немецкие солдаты с оружием, но позабыв о противостоянии, совместно спасают мирных жителей, но всё же очень многие тонут. Так ли было? Совсем не так.

Взрыв был произведён в туннеле S-Bahn под Ландверканалом, возле Требинерштрассе, приблизительно в 100м западнее моста Мёкерн. Оттуда вода по туннелю Nord-Süd S-Bahn дошла к станции S-Bahn на Фридрихштрассе. Как уже говорилось, транспортные системы S-Bahn и U-Bahn были технически разными и не пересекались между собой. Однако на Фридрихштрассе между ними имелся злосчастный пешеходный переход, через которые вода начала поступать из системы S-Bahn в берлинское метро. Всего было затоплено около 25 км туннелей S-Bahn и U-Bahn.

Вопреки многим, в основном советским, пропагандистским повествованиям вода прибывала сравнительно медленно и постепенно. Несколько станций оказались полностью затопленными, однако на большинстве участков уровень воды не поднялся выше метра. Поскольку берлинское метро залегает не глубоко и на станции ведут не огромные эскалаторы, а один-два лестничных пролёта, то у людей было достаточно времени и возможностей безопасно выйти на поверхность.

Ландверканал, перекрытый возле места взрыва туннеля S-Bahn
Ландверканал, перекрытый возле места взрыва туннеля S-Bahn.

Через несколько недель Ландверканал был перегорожен дамбами возле места взрыва и началось откачивание воды. К середине сентября 1945 уровень воды в туннеле упал на 3 метра и сотрудники BVG смогли проплыть по нему на лодках, изучая повреждения и извлекая тела погибших. Кроме того, на лодках был организован тур для журналистов по взорванному туннелю. Сразу удалось сделать два важных вывода. Во-первых, подрыв туннеля однозначно осуществлён профессионально и не являлся случайным попаданием авиабомбы. Во-вторых, жертв оказалось гораздо меньше, чем предполагалось. При первичном осушении из туннелей извлекли 83 тела. Потом достали ещё 100. Таким образом, установленное количество жертв составило 183 человека. Учитывая, что в некоторых местах тела могли извлекаться не организованно, то общее количество жертв условно округлило до 200.

затпление берлинского метро. битва за берлин 1945
После того, как осенью 1945 в туннеле S-Bahn спала вода туда пустили журналистов.

Теперь перейдём к тому, кто были утонувшие. С 25 апреля по 2 мая 1945 в городе с миллионным населением разгорелись жесточайшие бои, которые не отличались особым гуманизмом. Берлин подвергался сильным ударам советской авиации и артиллерии, на улицах воевали танки, крупнокалиберные САУ и даже орудия РГК. Естественно, что защитники города и гражданские активно прятались в туннелях метро и скоростной железной дороги. И так же естественно, что очень многие были ранены. Однако медицинская помощь пострадавшим была чрезвычайно трудным делом. Оперировали прямо в вагонах метро, при свечах и в явно не подходящих условиях. Иногда советские снаряды пробивали перекрытия неглубоких туннелей и взрывались там, где люди искали убежище. Поэтому, скорее всего, 200 тел, извлечённых из затопленных туннелей, принадлежали, в основном, умершим ещё до затопления.

битва за Берлин. затопленеи берлинского метро 1945.
Туннель S-Bahn, осень 1945.
ВРЕМЯ ВЗРЫВА

Если вопрос кто, где и как осуществил затопление - изучен, то вопрос когда был взрыв остаётся открытым. Время взрыва с точностью до минуты не известно - принято считать, что около 7:55 утра 2 мая 1945, но это весьма условно. В исследовании Карен Майер отмечается что: "Безусловно, что взрыв был не раньше утра 2 мая. Невозможно установить точное время происшествия, существует вероятность, что это могло произойти и позже.

Это подтверждается показаниями нескольких очевидцев, которые утверждают, что находились в туннеле после утра 2 мая и не наблюдали признаков затопления. Тем не менее, возможно, что потребовалось время пока туннель зальёт. Чтобы внести ясность в этот вопрос требуется изучить детальные планы устройства туннеля, чтобы выполнить всесторонние комплексные расчеты. Так же остаётся открытым вопрос, как никто, из находившихся в туннеле, не слышал взрыва и не почувствовал ударной волны, которые в туннеле должны быть весьма сильными".

затопление метро берлина. Станция S-Bahn у Анхальтского вокзала, осень 1945.
Станция S-Bahn у Анхальтского вокзала, осень 1945.

Карен Майер говорит, что взрыв не мог произойти раньше утра 2 мая, а Н.Никифоров приводит данные, что советская 2-я штурмовая инженерно-саперная бригада подорвала туннель "в ночь на 1 мая 1945". Причины такого расхождения могут быть разными, от умышленного искажения даты до ошибочной даты в документе (что случалось нередко). Кроме того, говорится, что 2-я шисб взорвала "перемычки и перекрытия метро на участке, проходившем под каналом Тельтов". Очевидно, что советская сторона называла словом "метро" любой подземный туннель с рельсами, хотя достоверно известно, что на том участке был взорван туннель S-Bahn, а не метро.

потоп в берлинском метро. Станция S-Bahn у Анхальтского вокзала, осень 1945.
Станция S-Bahn у Анхальтского вокзала, осень 1945.

Если в целом картина событий ясна, то почему вопрос времени настолько важен? Дел в том, что если взрыв произошёл до капитуляции - то формально во время боёв. Если же после капитуляции - то взрыв тянет на военное преступление. В любом случае затопление оказалось совершенно бессмысленно с военной очки зрения. Возле Потсдамского вокзала, недалеко от подземной станции оборону держал танк Карл-Хайнца Тюрка и он вспоминал, что 1 мая в метро находились люди. Карен Майер тоже нашла свидетельства, что 1 мая в туннеле ещё не было воды. Вода прибывала медленно и последствия от взрыва начали проявляться уже после окончания боёв.

КОМУ ВЫГОДНО

Очевидно, что для немцев топить самих себя было не выгодно. Подземные участки линий S-Bahn и U-Bahn играли важную роль в обороне Берлина. Там прятались гражданские, военные, находились госпитали, склады, штабы, курсировали госпитальные поезда, которые принимали раненных солдат и гражданских. По туннелям перемещались военные, а с приближением противника по ним же уходили в тыл гражданские. Подземные туннели оставались последним бастионом защитников, где можно было укрыться от тотального превосходства советской артиллерии, танков и САУ, авиации, от сильных разрушений и пожаров. Это во время боёв, но и после капитуляции берлинского гарнизона туннели им были нужны. В этом свете обвинения солдат СС вообще бессмысленны. Как ни странно, но для СС затопление было менее всего выгодно. В отличии от Вермахта, они решили прорываться из Берлина и начали это делать ещё 1 мая. Подземные туннели являлись одним из путей отхода и вода им там была никак не нужна. В секретном отчёте, составленном немецкими офицерами для американских оккупационных войск, отмечается, что в частности туннель от станции Bahnhof Zoo в центре столицы и до конечной станции Рулебен на западе активно использовался военными и гражданскими для выхода из столицы.

потоп в метро берлина, 1945. битва за берлин.
Туннель после осушения.

Очевидно, что затопление берлинских туннелей было на руку Советской Армии. Впрочем, с оговорками. Когда немецкие силы скопились в центре города, укрывшись за водным кольцом из Шпрее и каналов, то подземные туннели оставались одним из возможным путей проникнуть в центр. Поэтому топить туннели наступающим тоже было не особо нужно. А вот, когда советские силы смогли переправиться в центр Берлина, то затопление было им несомненно на руку. Однако надо отдать должное, что в целом советская сторона не проявляла особой активности в затоплении занятых противником центральных станций, хотя бои под землёй велись и туннели разрушались. Отличился непосредственно Хетагуров, споткнувшись у Анхальтского вокзала. Другие советские части успешно продвигались в центре Берлина и готовились штурмовать Рейхстаг, которому придавалось особое значение. Хетагуров тоже получил приказ продвигаться в том же направлении, однако на его пути находилась два вокзала и Рейхсканцелярия, оборона которых была усилена подземными туннелями. Очевидно, что командующий 29-м гв. стрелковым корпусом решил наверстать своё отставание, затопив эти туннели и выгнав противника на верх, где можно было сполна использовать своё подавляющее превосходство в силах. Затопление лишало противника не только укрытия и возможности скрытого манёвра, но и неизбежно вызвало бы на территории врага панику среди огромного количества женщин и детей, которые прятались в подземных стациях. А это была бы ещё одна серьёзная проблема для берлинского гарнизона.

И вот главный вопрос всей этой истории - а нужно ли было затапливать?

Обороняющиеся были окружены на сравнительно небольшом участке, испытывали бедственное положение во всём - в людях, вооружениях, боеприпасах, медикаментах, размещении раненных, солдаты уже голодали, не хватало даже питьевой воды. Шансов на помощь извне у защитников не было, а возможность более-менее организованно прорваться из города, упущена. Всё это было очевидно для обеих сторон. Исходя из этого, немцы начали оговаривать условия своей капитуляции. Вопрос падения города был вопросом уже не дней, а часов. И Хетагуров об этом знал. Более того именно в его 8-й Армии немецкие парламентёры переходили линию фронта.

Но Хетагуров, навёрстывал своё отставание и стремился к Рейхстагу, за который, кстати, обещали Героя СССР. А дальше, как говорится, сдадутся ли немцы ещё раз неизвестно, но туннель к взрыву готов. И взорвал. Вряд ли за этим стояло высокое советское командование, скорее это была чрезмерная инициатива и уже совершенно неуместное рвение самого Хетагурова. Советская сторона мгновенно оказалась в невыгодном положении, поскольку ей пришлось вскоре восстанавливать это самое метро и главное срочно придумывать, почему на территории занятой советскими войсками было организовано столь масштабное и совершенно бессмысленно затопление.

Г.И. Хетагуров

Итак, мы ознакомились со словами многих участников событий, а, что же сам Хетагуров? При жизни Хетагурова его мемуары не публиковались. Они вышли в 1977 году, через два года после его смерти под названием "Исполнение долга". Исходя из этого трудно сказать где слова автора, а где редакторская правка. О затоплении в книге ни слова. Даже не упоминается.

Однако закрывать ещё одну страницу истории рано. Некоторые вопросы по прежнему остаются без ответов.

примечание
© статья принадлежит сайту www.vn-parabellum.com
источники

Восоминаняи о боях за Берлин
Карл-Хайнц Турк, Унтершарфюрер sSS-Pz.Abt.503

Битва за Берлин
воспоминания немецкого офицера, защищавшего Берлин

Битва за Берлин - фотогалерея
фото с мест боёв, идентифицированные и привязанные к карте и аэрофотоснимкам

Slide background

скоро

ПРЯМОЕ ОБЩЕНИЕ

Наведи мышь
на того, кто тебе интересней!

БЛОГ "ЦИНИЧНЫЙ МАРТИН"

правильно наведи мышь