Тактические стрельбы по ДОТ на Ржищевском артиллерийском полигоне

авторы
Иван Волков, Евгений Хитряк

Снарядостойкость долговременных фортификационных сооружений является одним из важнейших показателей устойчивости всякой образуемой ими оборонительной линии. Фактически деятельность инженеров-фортификаторов всегда сводилась к поискам оптимального соотношения толщин стен и покрытий будущих фортсооружений, обеспечивавшего достаточную защищенность объекта без значительного удорожания строительных работ. Особенно остро этот вопрос встал перед советскими конструкторами, когда в конце 1920-х годов в СССР было принято решение о постройке на особо угрожающих направлениях западной границы страны первых укрепленных районов. Избранный Францией путь возведения мощных фортификационных групп был неприемлем для СССР с экономической точки зрения. Кроме того, костяк советских специалистов, воспитанных в традициях русской школы фортификации, считал более прогрессивной немецкую концепцию построения укрепленной полосы - так называемую "распыленную фортификацию", когда незначительные размеры сооружения сами по себе становятся фактором, защищающим его от вражеских снарядов.

Даже самые очевидные теоретические выкладки нуждаются в практическом подтверждении. Самым же действенным способом проверки правильности выбранных типовых фортификационных форм безусловно являются испытания огневых точек артиллерийским обстрелом. Испытания такого рода проводились в СССР с завидным постоянством. К обстрелу фортификационного сооружения относились со всей возможной тщательностью, намеренно стараясь поставить сооружение в такие условия, которые редко возможны при ведении реальных боевых действий. Ярким примером таких испытаний являются тактические стрельбы по ДОТ, проведенные на Ржищевском артиллерийском полигоне УВО 6 августа 1931 года.

Испытание, которому была подвергнута огневая точка, специально построенная для этих целей на полигоне, было призвано не только определить - обладает ли типовой дот достаточной снарядостойкостью, но и проверить эффективность избранных методов маскировки ДФС. ДОТ, ставший целью для артиллеристов, был набит за 29 дней до стрельб и имел объем железобетонной кладки 65 м3. Толщина амбразурных стен сооружения составляла 1,25 м, толщина перекрытия - 0,8 м. Построен дот был из местного песка, Гниваньского гранита и цемента марки 00. Накануне стрельб был осуществлен контрольный замер временного сопротивления бетона. Данные оказались ниже принятой нормы (209 кг/см2 вместо положенных 340 кг/см2). Так что постройку вряд ли можно было назвать полноценной и достаточно отвердевшей, и его снарядостойкость очевидно ниже, чем у заблаговременно построенных сооружений УР, что и было отмечено в отчете о проведенных стрельбах.

Дот был заблаговременно замаскирован "под холм". Кроме того, наружные стены сооружения были выкрашены в темно-защитный цвет. На расстоянии примерно 30 м от дота было оборудовано ложное сооружение, а в 10-15 метрах с другой стороны, для отвлечения внимания наблюдателей, оставлен разбитый на несколько куч неиспользованный при забивке сооружения строительный материал - песок, камень, доски и пр. Перед фронтом дота и ложной огневой точки находилась редкая посадка низкорослых молодых деревьев.

Хотя сооружение маскировалось "на скорую руку" - без поддерживающей металлической сетки и без щитов для амбразур, даже такая недостаточно тщательная маскировка была признана по результатам стрельб вполне удовлетворительной. Как отмечалось в отчете, из НП, находившегося примерно в 800 шагах от огневой точки, "огневую точку невозможно было обнаружить даже через стереотрубу". Артиллеристам пришлось сначала произвести "разведку снарядом", чтобы установить, какой именно из холмов является их целью.

Стрельба по огневой точке велась:

- двумя батареями 76,2-мм орудий с расстояния 2,5 км.
- двумя батареями 152-мм гаубиц с расстояния 2,5 км.
- двумя батареями 203-мм гаубиц с расстояния 3,5 км.

76,2-мм орудия сделали в общей сложности 80 выстрелов, при этом не удалось добиться ни одного попадания в дот. Даже маскировка сооружения оказалась не повреждена.

152-мм гаубицы выпустили 148 снарядов. Из них 3 или 4 не разорвались. В основном, результатом обстрела стало частичное разрушение маскировки дота. Средняя точка попаданий находилась в 10 метрах правее цели. Непосредственно в сооружение попал только один снаряд. Он поразил левый угол покрытия дота, разрушив бетон на 65 см, и пробил две вертикальные и две горизонтальные сетки армирования. На покрытии осталась воронка 1,35х1,35 м. Разрушений внутри дота и прогиба покрытия не наблюдалось. Еще один 152-мм снаряд разорвался в земле у передней стены дота, между амбразурами. Осколки снаряда поцарапали стену, оставив следы глубиной 7-8 см, и вскрыли маскировку - левая амбразура из-за отсутствия поддерживающей сетки была частично завалена досками.

203-мм гаубицы выпустили по сооружению около 90 бомб. 4 или 5 из них не разорвались. Средняя точка попадания пришлась точно на цель, однако наблюдателями было отмечено превышение нормальных показателей рассеивания. Было достигнуто два попадания в огневую точку, однако оба - без разрыва.

Формально, на этом испытание завершилось.

Предпринятые затем стрельбы прямой наводкой по амбразуре сооружения имели целью выявить степень уязвимости амбразурного узла дота. В рамках так называемого снайперского упражнения два 76,2-мм орудия в два этапа выпустили с расстояния в 600 шагов по 30 снарядов по левой амбразуре дота. Результат первых 30 выстрелов: двутавровые балки №14 разбиты, а в амбразурной стене образовалась воронка глубиной около 50 см. Еще 30 выстрелов по той же воронке привели к тому, что стена сооружения была пробита насквозь. В каземате найдено 3 снаряда, что прямо свидетельствовало о том, что расчет пулемета будет в результате такого обстрела полностью уничтожен.

Какие же выводы были сделаны по результатам проведенных стрельб?

Очевидно, что и фортификационное сооружение, и тип маскировки выдержали испытание. Маскировка "под холм" признана наиболее целесообразным видом боевой маскировки, успешно скрывающей сооружение от глаз артиллерийского наблюдателя. Один из членов комиссии особо отметил, что даже в условиях полигона, осмотрев предварительно подготовленную к испытанию огневую точку, а затем удалившись от нее на 800 шагов на НП, члены комиссии не смогли однозначно определить, какой из холмов является дотом. Подобных сомнений не было, если бы огневая точка была бы замаскирована под сарай или дом.

Особо отмечено, что малые размеры огневой точки делают ее практически неуязвимой даже от прицельного артиллерийского огня. "Если бы огневая точка была бы в два раза больше, она получила бы 5-6 попаданий и была бы разрушена. Это есть большое тактическое преимущество точек типа М-2 и М-3", записано в отчете. По результатам стрельб был также сделан важный вывод, что всякая огневая точка долговременного сухопутного фронта должна быть помимо маскировки окрашена в темно-зеленый цвет с большими нерезкими по краям пятнами более темного цвета. Именно окраска набитого для стрельб сооружения не позволила артиллеристам добиться попаданий в него после того, как огнем 152-мм орудий была частично вскрыта маскировка объекта. Даже когда огонь 203-мм гаубиц совершенно обнажил дот, за счет окраски форма сооружения была сокращена и искажена, а сама огневая точка практически не выделялась среди окружающей местности.

Принимая во внимание результаты испытаний, комиссия вынесла вердикт: при наличии хорошей маскировки и при малой кубатуре огневой точки:
во-первых, противник не сможет даже в течение суток (не считая 2-3 дней подготовительного периода) разрушить большинство огневых точек оборонительного участка;
во-вторых, на каждую огневую точку потребуется не менее 2-3 батарей, чтобы добиться необходимого эффекта.

Интересно, что сами же члены комиссии высказали предположение, что при таких затратах на подавление оборонительной полосы более логичным будет вообще не предпринимать попытки разрушить огневые точки артиллерийским огнем, а предпочесть какие-то менее трудоемкие способы нейтрализации их - в частности, применение химических, зажигательных и дымовых средств. Прошло всего два года и эти выводы были воплощены на практике, когда сразу в нескольких приграничных УР прошли учения по отражению нападения на дот химических и огнеметных групп и танков.

Наиболее интересны выводы, сделанные по опыту снайперских стрельб снарядами с высокой начальной скоростью по амбразурному узлу. Целесообразность преобладания в сухопутных УР СССР фронтальных огневых точек уже несколько лет является предметом ожесточенных дискуссий. Высказывается среди прочих мнение, что советские фортификаторы осознали опасность возможного обстрела амбразур прямой наводкой лишь тогда, когда предпринимать серьезные шаги по переносу акцента в долговременной обороне с фронтальных огневых точек на косоприцельные было слишком поздно. Вряд ли такое мнение соответствует действительности. Обстрел амбразуры 76,2-мм снарядами, проведенный на Ржищевском полигоне, не стал открытием, а лишь еще раз подтвердил, что "попадание снарядов большой начальной скорости в пакет под амбразурой выводит каземат из строя, закрывая балками амбразуру и расшатывая заслонку". Однако, в итоговом отчете не было сказано ни слова о том, что фронтальная ориентация амбразур является ошибочной. Пагубного воздействия стрельбы прямой наводкой рекомендовано было избегать не переносом амбразур с напольных стен на обращенные во фланг, а усилением амбразурных узлов трехдюймовыми бронеплитами. В рапорте начальника штаба Киевского УР, присутствовавшего на испытании, отмечено, что отказ РККА от бронирования амбразур является ошибочным и основывается на неудачном опыте применения для этих целей полуторадюймовой брони. Эта броня действовала, как забивка, и не только не ослабляла действие снаряда, а наоборот его усиливала. Трехдюймовая же броня обязательно заставляет все небронебойные снаряды сухопутной артиллерии рваться на ней, то есть дает полную гарантию, что снаряд не дойдет до бетона. Заканчивается же рапорт удивительным в своей наивности утверждением: "Рассчитывать же на использование сколь-нибудь значительного количества бронебойных снарядов сухопутной артиллерией в обозримом будущем не приходится".

Увы, жизнь внесла свои жестокие коррективы. Спустя десять лет именно бронебойные снаряды станут главным поражающим фактором амбразур дотов.

источник
РГВА, фонд 22, опись 32, д.д. 17, 2590
примечание
© Иван Волков, Евгений Хитряк
запрещвется перепечатка без разрешения
Slide background

скоро

ПРЯМОЕ ОБЩЕНИЕ

Наведи мышь
на того, кто тебе интересней!

БЛОГ "ЦИНИЧНЫЙ МАРТИН"

правильно наведи мышь