ГОСУДАРСТВЕННАЯ ГРАНИЦА ОДЕВАЕТСЯ В БЕТОН

Автор Лариса БИБИК,
старший научный сотрудник мемориального комплекса «Брестская крепость-герой»

Осенью 1939 года в Генеральном штабе РККА приступили к разработке плана прикрытия новой линии Государственной границы. В основу плана была положена идея строительства укрепленных районов.

Укрепленный район — это район или полоса местности, оборудованные системой долговременных и полевых фортификационных сооружений в сочетании с различными инженерными заграждениями и подготовленные для длительной обороны специально предназначенными войсками самостоятельно или во взаимодействии с общевойсковыми частями и соединениями. После первой мировой войны укрепрайоны были построены во Франции (линия Мажино), в Финляндии (линия Маннергейма) и в Германии (линия Зигфрида).

Во всех пограничных округах первую линию укрепрайонов было решено разместить непосредственно вдоль границы. С учетом условий местности это решение имело ряд преимуществ. Опорные пункты УРа должны были расположиться по высотам на восточной стороне Буга, Нарева и Бобра. Эти реки с широкими заболоченными поймами, во многих местах непроходимыми для танков и труднопроходимыми для пехоты, являлись серьезными естественными преградами. По замыслу командования, опорные пункты должны были сделать их непреодолимыми.

Пузырев М.И. - комбриг, комендант 62-го УРа Западного военного округа

Вместе с тем с оперативно-тактической точки зрения это решение было не самым удачным — укрепрайоны размещались непосредственно у границы. Почему-то не было принято во внимание, что в случае внезапного нападения противника части УРов должны будут занимать свои позиции под огнем противника. Стрелковые части, предназначенные для их поддержки, располагались, как правило, на удалении... в 20—50 километров. Нельзя сбрасывать со счетов и еще одно обстоятельство: строительство УРов осуществлялось в поле зрения наблюдателей вероятного противника.

Предусматривался и второй вариант строительства укрепрайонов. Он предполагал разместить сооружения и позиции на удалении 25-50 километров от линии границы. Тогда бы строительство УРов велось скрытно от противника, и при внезапном нападении войска успевали бы занять сооружения и позиции.

Второй вариант не был принят. Сказались определенная переоценка состояния и боевой готовности войск и односторонний, недостаточно критический подход к опыту советско-финляндской войны. Это отмечал в своих мемуарах бывший начальник штаба 4-й армии ЗапОВО Л.М.Сандалов (см. «Первые дни войны», М., Воениздат, 1989).

Согласно Директиве народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза С.К.Тимошенко от 26 июля 1940 года было начато строительство укрепленных районов на западной границе СССР. По плану оно было рассчитано на несколько лет.

Уже к лету 1940 года в ЗапОВО были завершены рекогносцировочные работы — определены опорные пункты УРов, произведена привязка к местности всех оборонительных сооружений 62-го Брестского, 64-го Замбровского, 66-го Осовецкого, 68-го Гродненскогс УРов. Но укреплений на участке УРов, кроме небольшого числа бывших польских сооружений по Нареву и Бобру, еще не было.

Брестский УР был развернут на базе Слуцкого УРа, который ветераны часто называют Мозырским, потому что управление УРа прибыло из Мозыря. Слуцкий укрепрайон строился с конца 20-х годов также вдоль Государственной границы. Весной 1940 года строительство Слуцкого УРа было свернуто, вооружение снято, сооружения засыпаны землей. Подразделениям отдали приказ перебазироваться в Брест. Свертывание работ, перебазирование складов, техники, людей к Госгранице заняло не менее полугода.

На январь 1941 года в четырех новых УРах ЗапОВО (62-й, 64-й, 66-й, 68-й) было завершено строительство около 250 долговременных оборонительных сооружений (в том числе и бывших польских по Нареву и Бобру). План строительства был выполнен на 85,5 процента, а расходы составили 71,7 млн. рублей.

Чепиженко И.Г. - полковой комиссар, начальник политотдела 62 УР

Для увеличения объема строительства в 1941 году было создано Управление оборонительного строительства Красной Армии. Непосредственно работами руководили помощники командующих военными округами по укрепрайонам. Строительство 62-го Брестского укрепрайона осуществляло 74-е управление начальника строительства (УНС) майора инженерных войск В.А.Яковлева. В состав управления входили 16-й, 18-й, 20-й, 21-й и 22-й строительные участки (от 800 до 900 человек в каждом). Также на строительстве были заняты: 33-й инженерный полк окружного подчинения, сформированный в феврале 1941 года на базе 140-го отдельного инженерного батальона, и батальон, сформированный в Средней Азии.

В помощь этим частям для работ в новых УРах в мае 1941 года прибыло 13 саперных и строительных батальонов, 4 автобатальона из других округов и 35 саперных батальонов из состава войск округа. Кроме того, каждый стрелковый и артиллерийский полки выделяли по одному батальону или дивизиону для строительства в УРах оборонительных сооружений.

Большую часть построенных сооружений планировалось вооружить и замаскирован только к осени 1941 года. К 1 августа 1941 года должны были быть готовы полевые оборонительные сооружения и противотанковые препятствия на первом рубеже обороны, а также склады укрепрайонов ЗапОВО, а к 1 сентября - закончены сооружения второго рубежа обороны. Общая сумма отпущенных средств на строительство в 1941 году составила 332,9 млн. рублей.

Несмотря на принимаемые меры и на жесткий план, строительные работы шли медленно. В полосе 62-го Брестского УРа к началу войны, по воспоминаниям ветеранов, было около 50 достроенных дотов. Они располагались узлами обороны, между которыми имелись большие разрывы: от 10 до 20 км. Были построены узлы обороны: в районе Семятичей — около 20 дотов, в районе Дрогичина — 15 дотов, в районе Брестской крепости и севернее ее — 8 дотов, южнее крепости — 3 дота, в районе села Орля — 6 дотов.

К началу войны в боевой готовности (с гарнизонами, оружием и боеприпасами, но без технических средств связи) имелись только 23 дота: восемь — в районе города Бреста, главным образом в районе крепости, три — южнее Бреста, шесть — в районе Дрогичина и шесть — в районе Семятичей.

По документам Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, состав 62-го УРа к началу войны 1941 года был следующим:
• 62-е управление коменданта УРа;
• 16-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон;
• 17-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон;
• 18-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон;
• 245-я отдельная рота связи;
• 74-й УНС.

Командиром 62-го Брестского УРа был назначен генерал-майор М.И. Пузырев, начальником штаба — полковник А.С.Леута, а начальником политотдела — полковой комиссар И.Г.Чепиженко. Штаб УРа размещался в Бресте, предположительно на ул. Пушкинской, дом 17.

20 июня 1941 года штаб и политотдел ук-оепрайона перебазировались в Высокое.

На 1 июня 1941 года в штабе и политотделе служили 14 командиров, 8 политработников, 9 командиров военно-технического и медицинского состава и 15 красноармейцев.

16-м отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном командовал капитан А.В. Назаров. Начальник штаба — старший лейтенант Ф.Г. Тараскин. Штаб батальона размещался в л-Крупичи. В батальоне на 1 июня числилось 316 военнослужащих, из них 45 командиров и штработников.

1-я рота лейтенанта З.Д.Сокола занимала позиции в районе д.Крупичи, 2-я рота лейтенанта И.И. Змейкина — в районе д.Минчево, 3-я рота лейтенанта П.М.Игнатова — в районе д. Путьковичи.

17-м отдельным пулеметно-артиллерийс-ким батальоном командовал капитан А.И.Постовалов. Начальник штаба — старший лейтенант И.П. Миренков, заместитель по политчасти — старший политрук М.А. Кролик. Штаб батальона размещался в д. Бацики.

В батальоне на 1 июня числилось 350 военнослужащих, из них 45 командиров и 5 политработников.

Леута А.С. - начальник штаба 62 УР

Все три роты батальона размещались компактно, в районе Семятичей. 1-я рота лейтенанта И.И.Федорова занимала позиции у д. Анусин западнее станции Семятичи. 2-я рота лейтенанта П.Е.Недолугова — у д.Мощона Крулевска восточнее железнодорожной станции Семятичи. 3-я рота лейтенанта Г.Г.Соловьева — у д.Слохи.

18-м отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном командовал майор Н.П. Бирюков. Начальник штаба — капитан М.И. Ляпин, заместитель по политчасти — старший политрук А.Г.Горбатов. Штаб батальона находился в Бресте. В батальоне на 1 июня числилось 347 военнослужащих, в том числе 43 командира и 7 политработников.

1-я рота лейтенанта Н.Ф.Бубнова занимала позиции севернее Брестской крепости в районе д.Речица. 2-я рота лейтенанта И.М.Борисова — южнее Брестской крепости в районе дд. Бернады, Гершоны, Вулька. 3-я рота лейтенанта С.И.Веселова — в районе дд.Волчин, Ставы, Орля.

Кроме того, в 18-м отдельном пулеметно-артиллерийском батальоне была учебная рота, которая размещалась рядом со штабом батальона.

245-я отдельная рота связи старшего лейтенанта В.И. Палея располагалась в д.Верховичи. В роте было 185 военнослужащих, из них 12 командиров и один политработник.

Таким образом, общая численность личного состава УРа составила 1244 человека в управлении, штабах, строевых и учебных подразделениях и около 4 тысяч человек в УНС. В соответствии с новым штатным расписанием, полученным накануне войны, численность личного состава каждого пулеметно-артиллерийского батальона должна была достигать 1500 человек.

В начале июня началось формирование еще трех батальонов: одного — на базе 16-го и двух — на базе 17-го отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов.

Л.М.Сандалов считает, что эти батальоны не формировались, а прибыли из Мозырского укрепрайона (см. Л.М.Сандалов, «Пережитое», М., 1961, стр. 86).

Также, по воспоминаниям бывшего начальника связи 16-го батальона лейтенанта И.Г. Шандарова, 21 июня в расположение батальона прибыли молодые лейтенанты — выпускники Ленинградского училища. По воспоминаниям других ветеранов (В.Г.Шаповаленко и С.Н.Зайцева), красноармейцев к началу войны было мало, так как за два дня до начала войны больше половины личного состава подразделений было приказано отправить в другие подразделения.

Весной 1941 года начались интенсивные занятия. По воспоминаниям бывшего командира взвода 17-го батальона младшего лейтенанта А.Д.Гришечкина, перед майскими праздниками проводились стрельбы из дотов, причем красноармейцы и младшие командиры стреляли из пулеметов, а командиры — из 45-мм пушек (по 3 снаряда на каждого командира).

Но чаще всего стрельбы проводились на стрельбищах и на полигоне. Мало проводилось совместных учений со стрелковыми частями. Не были достроены окопы и траншеи для этих частей. Во многих дотах не было запасов продовольствия и боеприпасов.
В таком состоянии находился-62-й Брестский УР к началу Великой Отечественной войны.

источники
журнал "Армия" 2'1999 стр. 24-25
Slide background

скоро

ПРЯМОЕ ОБЩЕНИЕ

Наведи мышь
на того, кто тебе интересней!

БЛОГ "ЦИНИЧНЫЙ МАРТИН"

правильно наведи мышь