Бои танков у Рейхстага

анализ и привязка к карте
Вадим Нинов

В книге Драбкина "Я дрался на Т-34", есть воспоминания Константина Шипова, которые позволяют достаточно точно реконструировать несколько боевых эпизодов у Рейхстага. К.Шипов служил в 23-й танковой бригаде 9 корпуса на командирских должностях.

Первый эпизод

Разберём эпизод, который произошёл 30 апреля 1945 перед Рейхстагом. "Через некоторое время прибегает посыльный, передает приказ командующего армией, нам перейти на другую сторону канала и один танк выслать для разведки возможного подхода к Рейхстагу. Если все удачно пройдет, то это же поездка за Героями! Комбат говорит: "Кого же мы пошлем? Ну что, танк Нуянзина? Они только что успешно провели разведку. Он, пожалуй, из всех наших выделяется".

Танку Нуянзина определили такой маршрут: "Нужно проехать мимо дома гестапо и въехать в первые ворота, ведущие в парк, и по аллее ехать в сторону Рейхстага."

Сделаем несколько уточнений. То, что Шипов называет "домом гестапо" на самом деле было зданием Министерства Внутренних Дел. Никаких ворот там тоже не было - ни до, ни во время, ни после боёв. Очевидно, что "воротами" Шипов называет проезд между постройками.

Дальше произошло следующее. "Посыльный от командующего армией садится на танк, как сопровождение. Они впереди, за ними танки батальона. Мы видим, как они проскакивают первые ворота, видимо, не заметив их, движутся дальше ко вторым мимо здания театра "Король-Опера", находящегося в руках у немцев. Вдруг со стороны этого театра выстрел, и танк загорелся сразу. На наших глазах в 50 метрах горит танк […]"

На схеме жёлтой пунктирной линией нанесён маршрут, по которому должен был ехать танк Нуянзина. Однако, проехав здание МВД, танк не свернул, а двинулся по прямой в сторону Кроль Оперы, где и был подбит. Этот маршрут, по которому он ехал, обозначен на схеме красной линией.

Окончание этой разведвылазки получилось печальным. "На наших глазах в 50 метрах горит танк, где девочка, где ребята, которые поехали за Героями, и мы ничего не можем сделать. Они все выскочили, но, видимо, был пробит бак, они облиты все дизтопливом, в пламени... Вернулся только командир взвода Нуянзин, он был в боевом отделении, в шинели внакидку, хотя было довольно тепло. Может быть, он был просто предусмотрительный мужик... Когда танк загорелся, он выскочил, сбросил с себя горящую шинель. Волосы у него горят. Он прямо головой в кювет, заполненный водой, и ползет к нам... Мы, конечно, постреляли по театру, но остался очень неприятный осадок. Конечно, мы их потом всех наградили посмертно..."

Шансов выжить у танка Нуянзина изначально практически не было. На площади Кёнигс Платц перед Рейхстагом стояло много зенитных орудий, а район Кроль Оперы, расположенной напротив Рейхстага являлся крепким очагом немецкой обороны. Проскочить к Рейхстагу там было просто не возможно. Время от времени немцы направляли несколько ещё уцелевших танков из дивизии Мюнхаберг из Тиргартена в сторону Рейхстага. Туда же был переброшен Королевский Тигр Георга Дирса. На схеме цифрами указано расположение зенитных орудий перед Рейхстагом, чтобы было понятней, в какое осиное гнездо направлялся танк. На тот момент эти зенитки ещё не были подавлены. Подавили их уже после гибели танка Нуянзина. "Вошли мы в парк через первые ворота. В парке было много зенитных орудий. Мы начали бить по этим орудиям. Приблизиться к Рейхстагу было невозможно из-за траншеи метро, строившегося вскрышным методом, заполненной водой из реки Шпрее. Через нее был мост, но годный только для проезда автотранспорта. Всем было ясно, что по этому мосту танкам не проехать. Короче говоря, мы постреляли по зениткам, пока все не побили. Потом стали в оборону."

штурм рейхстага
Маршрут, по которому должен был поехать, но не поехал танк Нуянзина.
Маршрут, по которому поехал Т-34.

Цифрами обозначены зенитные орудия. Возможно танк Нуянзина был подбит зениткой №5.
зенитка возле Кроль оперы. Рейхстаг
Возможно именно этот Flak подбил танк Нуянзина 30 апреля 1945.

на общей схеме обозначен
Второй эпизод

Этот эпизод интересен тем, что в разных источниках встречалось упоминание о Т-34, который зачем-то выскочил на хилый мостик через ров перед Рейхстагом и провалился. Этот поступок вызывал недоумение, но благодаря рассказу К.Н. Шипова удалось узнать трагические подробности.

"Вошли мы в парк через первые ворота. В парке было много зенитных орудий. Мы начали бить по этим орудиям. Приблизиться к Рейхстагу было невозможно из-за траншеи метро, строившегося вскрышным методом, заполненной водой из реки Шпрее. Через нее был мост, но годный только для проезда автотранспорта. Всем было ясно, что по этому мосту танкам не проехать. Короче говоря, мы постреляли по зениткам, пока все не побили. Потом стали в оборону. В районе Рейхстага были сосредоточены отборные эсэсовские части, которые потом попытались прорваться через нас.

В ночь с 30-го на 1-е мы стояли в парке, а утром переехали ближе к мосту Мольтке. Команды двигаться дальше не было. Я потом догадался, почему. Наш батальон пошел справа от здания гестапо и в парк, а первый батальон пошел левее. Они подошли к этой траншее, через которую был дохлый мостик. И Морозов приказал: "Вперед!" Поехал танк, на котором был мастер вождения механик-водитель Попов, который прошел от Курской... Под этим танком рушится мост, танк переворачивается, падает. Ребята ничего не могли сделать - все утонули. Командиру посмертно присвоили Героя. Второй танк подбивают. Это мне рассказал артиллерист, Герой Советского Союза, когда мы встречались со школьниками школы № 1130. Он мне сказал, что был поражен командами нашего командира бригады."

Смотрим на аэрофотоснимок. Через заполненный водой котлован открытого строительства метро было два более-менее больших моста. Первый - на севере, возле большого прямоугольного котлована. Это был слабый деревянный мостик, шириной около 5 метров, явно не способный выдержать вес танка. На схеме он отмечен красным кругом. Второй мост, шириной около 18 метров, находился на южном участке котлована и был достаточно крепким, чтобы пропускать тяжёлую технику.

Танк послали на северный хилый мост, хотя "всем было ясно, что по этому мосту танкам не проехать". Причиной трагедии стал бестолковый приказ конкретного командира - заместителя танковой бригады подполковника - Морозова. Формально Морозов не был командиром бригады, а подменял его по воле случая.

"Командиром бригады оставался Кузнецов. Командовал он, конечно, здорово, но у него были приступы какой-то болезни, которую он скрывал. То ли припадки эпилепсии, то ли обострение радикулита. Бывало так, что прямо в течение боя он был вынужден ложиться к врачам, и его всегда подменял Морозов. Кузнецова, видимо, устраивало, что есть такой Морозов, который всегда готов подменить. В Берлинской операции так и получилось. Задачи 15-го числа ставил Кузнецов, а когда пошли, он вдруг исчез и появился, только когда бои окончились."

Хотя Шипов указывает на Морозова, как главного виновника бессмысленной трагедии, стоит учесть, что между ними был конфликт. Шипов называет Морозова "мерзейшим человеком", "с которым у меня, понятное дело, сердечных отношений не было", "безграмотный и трус к тому же!". Этот момент тоже нужно учитывать, поскольку воспоминаний самого Морозова не сохранилось.

Учтём, что К.Шипов ошибочно здание Министерства Внутренних Дел называет Гестапо. Это типичная ошибка в советских мемуарах. На самом деле Гемтапо находилось гораздо южнее, на Принц-Альбрехт-штрассе.

Мост где провалится Т-34.
Второй мост в южной части Кёнигс Платц.
источник
запрещается копирование без разрешения. © статья принадлежит сайту www.vn-parabellum.com
примечание
А. В. Драбкин -- Я дрался на Т-34. Книга вторая -- Яуза, Эксмо, 2008
Slide background

скоро

ПРЯМОЕ ОБЩЕНИЕ

Наведи мышь
на того, кто тебе интересней!

БЛОГ "ЦИНИЧНЫЙ МАРТИН"

правильно наведи мышь